Взыскание ущерба от залива квартиры - Общество защиты прав потребителей | Вологда.

Защита потребителей в Вологде
ОБЩЕСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
город Вологда
т. (8172) 50-25-16
т. +7-900-506-01-36
act35@yandex.ru
| ВОЛОГДА
ОБЩЕСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
город Вологда
Вологда
Отдел защиты прав потребителей в Вологде
Прием по записи
т. (8172) 50-25-16
т. +7-900-506-01-36
Перейти к контенту
Решения
Взыскание ущерба с управляющей компании или ТСЖ.
09.08.2016 Вологодским городским судом (судья Колодезный А.В.) по делу № 2-226/2016 удовлетворены наши исковые требования о взыскании с товарищества собственников жилья в пользу потребителя ущерба, причиненного в результате затопления её квартиры с технического и чердачного помещений дома, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов.
30.11.2016 апелляционным определением Вологодского областного суда (судебная коллегия в составе судей Балаевой Т.Н., Ехаловой Ю.А., Вершининой О.Ю.) по делу № 33-6299/2016 решение Вологодского городского суда от 09.08.2016 по делу № 2-226/2016, вынесенное в пользу нашего подзащитного потребителя, оставлено в силе, жалоба ответчика не удовлетворена.

Дело № 2-226/2016
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

город Вологда                                                                                                                                                                     09 августа 2016 года

Вологодский городской суд Вологодской области в составе судьи Колодезного А.В., с участием представителя ВРОО по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» по доверенности Масловой Н.В., представителей ответчика по доверенности «данные изъяты», действующей на основании полномочий «данные изъяты», представителей третьего лица по доверенности «данные изъяты» и «данные изъяты», при секретаре Калугиной А.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Вологодской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» в интересах «данные изъяты» к «данные изъяты» о защите прав потребителей,

установил:

Вологодская региональная общественная организация по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» в интересах «данные изъяты» обратилась с иском в суд к «данные изъяты» о защите прав потребителей, мотивируя свои требования следующими обстоятельствами. 13.08.2014 года произошло затопление квартиры «данные изъяты», расположенной по адресу: город Вологда, Конева «данные изъяты» в результате протечки с технического и чердачного помещений дома, о чем был составлен акт обследования квартиры № «данные изъяты». Причинение вреда имуществу истца произошло в результате некачественно предоставленных услуг ответчиком, некачественного обслуживания дома. «данные изъяты» провела независимую оценку у ИП Булиной Е.А. Согласно отчета №133/09/14 от 01.09.2014 года стоимость восстановительного ремонта квартиры, расположенной по адресу: город Вологда, Конева «данные изъяты» составляет «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек. Потребитель обратилась за возмещением вреда в «данные изъяты» и к «данные изъяты», однако обе организации отказались выплатить ей компенсацию. В связи с чем, истец просит взыскать с «данные изъяты» в свою пользу стоимость восстановительного ремонта квартиры в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, неустойку в размере «данные изъяты» рублей, расходы по оценке в размере «данные изъяты» рублей, компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, взыскать в пользу истца и Вологодской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50% от удовлетворенной судом суммы иска.
В дальнейшем представитель истца Вологодская региональная общественная организация по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» по доверенности Маслова Н.В. требования уточнила, просила взыскать с «данные изъяты» стоимость восстановительного ремонта квартиры в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, неустойку в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, расходы по оценке в размере «данные изъяты» рублей, компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, взыскать в пользу истца и Вологодской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50 % от удовлетворенной судом суммы иска.
В ходе рассмотрения дела к участию в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, был привлечен «данные изъяты».
В судебном заседании истец «данные изъяты» не присутствовала, о дате, времени и месте рассмотрения дела извещалась надлежащим образом, направила в суд своего представителя.
В судебном заседании представитель Вологодской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» по доверенности Маслова Н.В. требования уточнила, просила взыскать с «данные изъяты» в пользу «данные изъяты» ущерб в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, неустойку в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, расходы на оплату услуг оценки в размере «данные изъяты» рублей, компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, штраф за несоблюдение в добровольном порядке требований потребителя в пользу «данные изъяты» и ВРОО по защите прав потребителей «Региональный правовой центр».
В судебном заседании представители ответчика «данные изъяты» по доверенности «данные изъяты», действующая на основании полномочий «данные изъяты» возражали против удовлетворения заявленных требований, считали, что надлежащим ответчиком будет «данные изъяты», так как гарантийный срок на момент залива квартиры еще не истек, причиной залива был не мусор, скопившийся в водосточной трубе, а недочеты со стороны застройщика при возведении дома.
В судебном заседании представители третьего лица «данные изъяты» по доверенности «данные изъяты» и «данные изъяты» считали, что надлежащим ответчиком по делу является «данные изъяты», так как на нем лежит обязанность по обслуживанию и содержанию жилого дома. Гарантийный срок на момент затопления истек, так как составлял 3 года, кроме того, причиной затопления явилось ненадлежащее содержание водосточных труб.
Выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.
Из материалов дела следует, что 13.08.2014 в квартире № «данные изъяты», дома № «данные изъяты», расположенного по адресу: город Вологда, ул. Конева произошло затопление, что подтверждается актом обследования квартиры.
Собственником данного жилого помещения является «данные изъяты», что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 01.03.2011 35-СК № 883149. Данная квартира была приобретена ею на основании договора участия в долевом строительстве от 05.05.2010 № 731, заключённого между ней и «данные изъяты».
На момент залива управление многоквартирным домом, по адресу: город Вологда, ул. Конева «данные изъяты» осуществляло «данные изъяты», так как согласно акту приема-передачи «данные изъяты» передал «данные изъяты» вышеуказанный многоквартирный жилой дом 01.06.2014.
Актом обследования от 13.08.2014, составленного и подписанного комиссией, в которую входили как представители ТСЖ, так и представитель собственника жилого помещения, установлен факт затопления технического этажа чердачного помещения в подъезде № «данные изъяты» по адресу: город Вологда, ул. Конева, д. «данные изъяты». Именно это, по мнению членов комиссии, стало причиной залива квартиры истца, так как вода поступала через вентиляционное отверстие в квартиру № «данные изъяты».
В соответствии с частью 1 статьи 161 Жилищного кодекса Российской Федерации управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом. В качестве одного из способов управления многоквартирным домом часть 2 статьи 161 Жилищного кодекса предусматривает управление товариществом собственников жилья.
Частью 2.2. указанной статьи предусмотрено, что при управлении многоквартирным домом товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом указанные товарищество или кооператив несут ответственность за содержание общего имущества в данном доме в соответствии с требованиями технических регламентов и установленных Правительством Российской Федерации правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, за предоставление коммунальных услуг в зависимости от уровня благоустройства данного дома, качество которых должно соответствовать требованиям установленных Правительством Российской Федерации правил предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах. Указанные товарищество или кооператив могут оказывать услуги и (или) выполнять работы по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме своими силами или привлекать на основании договоров лиц, осуществляющих соответствующие виды деятельности.
Пунктом 3 части 1 статьи 36 Жилищного Кодекса Российской Федерации установлено, что общим имуществом в многоквартирном доме являются, в том числе крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.
Согласно пункту 1 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 № 491, в состав общего имущества включаются помещения в многоквартирном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного жилого и (или) нежилого помещения в этом многоквартирном доме (далее - помещения общего пользования), в том числе чердаки, технические этажи (включая построенные за счет средств собственников помещений встроенные гаражи и площадки для автомобильного транспорта, мастерские, технические чердаки) и технические подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного жилого и (или) нежилого помещения в многоквартирном доме оборудование (включая котельные, бойлерные, элеваторные узлы и другое инженерное оборудование), крыши.
Таким образом, из буквального толкования статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, пункта 1 Правил следует, что к общему имуществу дома относятся чердачные помещения, крыши.
Пунктом 10 названных Правил установлено, что общее имущество должно содержаться в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации (в том числе о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, техническом регулировании, защите прав потребителей) в состоянии, обеспечивающем, в том числе: соблюдение характеристик надежности и безопасности многоквартирного дома; безопасность для жизни и здоровья граждан, сохранность имущества физических или юридических лиц, государственного, муниципального и иного имущества.
Согласно пункту 7 Минимального перечня услуг и работ, необходимых для обеспечения надлежащего содержания общего имущества в многоквартирном доме, и порядке их оказания и выполнения, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 290 от 03 апреля 2013 года, в такой перечень услуг и работ, выполняемых управляющими организациями, включаются в том числе и работы, выполняемые в целях надлежащего содержания крыш многоквартирных домов. К данным работам отнесены в том числе проверка кровли на отсутствие протечек, проверка и при необходимости очистка кровли и водоотводящих устройств от мусора, грязи.
В соответствии с пунктом 4.6.1.1 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Госстроя Российской Федерации от 27.09.2003 № 170, организация по обслуживанию жилищного фонда должна обеспечить: исправное состояние конструкций чердачного помещения, кровли и системы водоотвода, защиту от увлажнения конструкций от протечек кровли или инженерного оборудования.
Управляющие организации и лица, оказывающие услуги и выполняющие работы при непосредственном управлении многоквартирным домом, отвечают перед собственниками помещений за нарушение своих обязательств и несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором (пункт 42 Правил).
Из указанных выше норм следует, что ответственным за надлежащее содержание крыш и чердаков, их своевременный осмотр и ремонт несет товарищество собственников жилья.
При этом обязанность доказывания отсутствия вины в заливе квартиры по смыслу указанных выше положений Правил и требований статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая, что протечка образовалась в чердачном помещении жилого дома, находящегося в зоне ответственности товарищества собственников жилья, лежит на ответчике. Товарищество должно нести материальную ответственность и лишь при представлении доказательств, подтверждающих отсутствие его вины в заливе, оно может быть от ответственности освобождено.
Как уже было указано выше актом обследования квартиры истца был установлен факт затопления. В данном документе, который был подписан, в том числе, представителями «данные изъяты», установлено, что произошла протечка на техническом этаже чердачного помещения, то есть в зоне ответственности «данные изъяты». При этом в акте нет точного указания на то, что послужило причиной протечки на чердаке.
Ссылки стороны ответчика на то обстоятельство, что залив чердачного помещения произошел по причине протечки кровли, обязанность по ремонту которой лежит на застройщике, так как гарантийный срок по договору участия в долевом строительстве не истек, не могут быть приняты во внимание, так как обязанный доказывать свою невиновность в произошедшем заливе ответчик, не представил суду достаточных доказательств, обладающих признаками относимости и допустимости, которые бы подтверждали его позицию относительно причин залива чердачного помещения, повлекшего за собой возникновение протечки в жилом помещении истца.
Ввиду того, что ответчиком не представлено доказательств того, что залив произошел по причине недостатков (дефектов) строительно-производственного характера, на которые согласно пункту 6 договора участия в долевом строительстве от 05.05.2010 № 731, распространялся пятилетний гарантийный срок, суд не усматривает оснований для возложения обязанности возместить причиненные истцу убытки на «данные изъяты».
Согласно представленным суду документам, после происшествия, силами «данные изъяты» была выровнена водосливная труба на чердаке «данные изъяты» подъезда, с установкой 10 дополнительных хомутов крепления, выровнены и очищены фановые трубы, произведен ремонт примыкания к водосливным воронкам, с проклейкой дополнительного рулонного ковра, обнаружены и заклеены трещины на рулонном ковре кровли.
В соответствии с пунктом 5.1 статьи 7 Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении в некоторые законодательные акты Российской Федерации» гарантийный срок на технологическое и инженерное оборудование, входящее в состав передаваемого участникам долевого строительства объекта долевого строительства, устанавливается договором и не может составлять менее чем три года. Указанный гарантийный срок исчисляется со дня подписания первого передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства.
Под технологическим и инженерным оборудованием в данном случае следует понимать любые элементы инженерных систем здания, расположенные в пределах объекта долевого строительства, необходимые для его нормального использования по назначению, в том числе системы вентиляции, кондиционирования воздуха, теплоснабжения, водоснабжения, электроснабжения, канализации, в том числе ливневой канализации.
В силу части 6 статьи 7 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» участник долевого строительства вправе предъявить застройщику требования в связи с ненадлежащим качеством объекта долевого строительства при условии, что такое качество выявлено в течение гарантийного срока.
Согласно пункту 5 дополнительного соглашения к договору участия в долевом строительстве №731 от 24.12.2010 гарантийный срок на технологическое и инженерное оборудование, входящее в состав передаваемого участнику объекта долевого строительства составляет три года. Указанные гарантийный срок исчисляется со дня подписания первого передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства.
Из материалов настоящего дела следует, что недостаток инженерного оборудования, к которому законом отнесена и ливневая канализация, обнаружен после затопления квартиры истца, то есть в августе 2014 года, что нашло свое подтверждение в представленных суду доказательствах. Ввиду того, что акт приема-передачи объекта долевого строительства был подписан сторонами 22.02.2011, следовательно, гарантийный срок, установленный дополнительным соглашением для технологического и инженерного оборудования, истек, а значит оснований для предъявления требований к застройщику о взыскании убытков, причиненных заливом квартиры, не имеется.
Более того, в соответствии с пунктом 2.1 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных Постановлением Госстроя Российской Федерации от 27.09.2003 № 170 товарищество собственников жилья, как организация по обслуживанию жилищного фонда, обязано проводить осмотр здания в целом, включая конструкции, инженерное оборудование и внешнее благоустройство. При этом общие осмотры должны производиться два раза в год: весной и осенью (до начала отопительного сезона). После ливней, ураганных ветров, обильных снегопадов, наводнений и других явлений стихийного характера, вызывающих повреждения отдельных элементов зданий, а также в случае аварий на внешних коммуникациях или при выявлении деформации конструкций и неисправности инженерного оборудования, нарушающих условия нормальной эксплуатации, должны проводиться внеочередные (неплановые) осмотры.
Результаты осмотров должны отражаться в специальных документах по учету технического состояния зданий: журналах, паспортах, актах. В журнале осмотров отражаются выявленные в процессе осмотров (общих, частичных, внеочередных) неисправности и повреждения, а также техническое состояние элементов дома (пункт 2.4.4 Правил).
Таким образом, законодателем возложена обязанность на товарищество собственников жилья по проведению плановых и внеплановых осмотров жилого дома, его инженерных систем, ведение журналов и составление актов осмотра.
Вопреки положениям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ответчиком в материалы дела не представлено доказательств, в том числе составленных им актов осмотра, журналов, свидетельствующих об обнаружении недостатков в технологическом и инженерном оборудовании многоквартирного жилого дома, выявленных им в период гарантийного срока, а также доказательств, что именно данные недостатки явились причиной залива квартиры истца.
На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу, что причинение вреда имуществу истца наступило в результате бездействия управляющей организации, связанного с надлежащим содержанием и эксплуатацией общего имущества многоквартирного дома. При этом с момента передачи объекта на баланс товарищества собственников жилья от управляющей компании «данные изъяты», которое последним было передано, согласно акту приема-передачи в надлежащем техническом состоянии, инженерно-техническое оборудование чердачного помещения, крыша и кровля не осматривались, тем самым ответчик лишил себя возможности заявить к застройщику требования о строительных недостатках, на который бы распространялся гарантийный срок.
Ссылки представителя ответчика на то обстоятельство, что осмотр всех помещений жилого дома не был проведен товариществом собственников жилья в связи с тем, что дом был принят на обслуживание за месяц до произошедшего залива квартиры, не могут быть приняты во внимание, так как на момент подписания акта приема-передачи многоквартирного дома с «данные изъяты» у «данные изъяты» имелась возможность провести осмотр передаваемых ему в управление жилых, нежилых, технических помещений, технологического и инженерного оборудования, по результатам которого товарищество могло заявить о выявленных дефектах и недостатках в момент принятия дома, тем самым исключив свою ответственность за причиненные убытки. Вместе с тем, как уже указывалось выше, в акте приема-передачи от 01.06.2014 принимающей стороной подтверждено, что дом был передан в надлежащем техническом состоянии, никаких претензий «данные изъяты» не имело.
Таким образом, поскольку «данные изъяты», являясь исполнителем, оказывающим истцу услуги по содержанию общего имущества многоквартирного дома, обязано было обеспечить такое содержание общего имущества многоквартирного дома, которое исключало бы затопление квартиры, чего не выполнило, учитывая, что доказательств возникновения вреда вследствие непреодолимой силы, нарушения потребителем правил пользования услугой, обстоятельств, влекущих за собой ответственность застройщика, ответчиком не представлено, суд считает, что именно с «данные изъяты» следует взыскать понесенные истцом убытки.
В соответствии с отчетом независимого оценщика ИП Булиной Е.А. №133/09/14, составленной на основании проведенной экспертизы об определении рыночной стоимости ремонта квартиры, проведенной по инициативе истца, рыночная стоимость ремонта квартиры № «данные изъяты», расположенной по адресу: город Вологда, ул. Конева, д. «данные изъяты» составила «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек.
Не согласившись с данной суммой, представителем ответчика в ходе рассмотрения дела было заявлено ходатайство о назначении судебно-строительной экспертизы.
Определением Вологодского городского суда от 05.11.2015 по делу была назначена судебная экспертиза, проведение которой было поручено экспертам ФБУ Вологодская лаборатория судебной экспертизы Минюста России.
В соответствии с заключением экспертов ФБУ Вологодская лаборатория судебной экспертизы Минюста России №1674/3-2/16.1 от 01.08.2016 сметная стоимость ремонтно-строительных работ в квартире № «данные изъяты», расположенной по адресу: город Вологда, ул. Конева, д. «данные изъяты», причиненных в результате залива, на 1 квартал 2016 года составляет «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек.
Оценивая заключение эксперта, сравнивая соответствие заключения поставленным вопросам, определяя полноту заключения, его научную обоснованность и достоверность полученных выводов, суд приходит к выводу о том, что заключение эксперта №1674/3-2/16.1 от 01.08.2016 в полной мере является допустимым и достоверным доказательством.
Проанализировав содержание заключения судебной экспертизы, суд приходит к выводу о том, что данное заключение в полном объёме отвечает требованиям статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку содержит подробное описание произведённых исследований, сделанные в их результате выводы, в обоснование сделанных выводов эксперт приводит соответствующие данные из представленных в распоряжение эксперта материалов, указывает на применение методов исследований, основывается на исходных объективных данных, выводы эксперта обоснованы документами, представленными в материалы дела.
Стороны в судебном заседании указанное заключение не оспаривали.
Учитывая изложенное, для разрешения заявленных истцом требований экспертное заключение №1674/3-2/16.1 от 01.08.2016 суд принимает за основу.
Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию стоимость восстановительного ремонта квартиры, расположенной по адресу: город Вологда, ул. Конева, д. «данные изъяты», кв. «данные изъяты» в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек.
Истец понесла расходы на оплату стоимости оценки стоимости восстановительного ремонта квартиры в сумме «данные изъяты» рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру №133 от 01.09.2014.
Указанное заключение имело своей целью подтверждение ущерба, подлежащего выплате ответчиком, при обращении в суд являлось доказательством заявленных требований, обоснованием цены иска в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Таким образом, указанные расходы, в силу абзаца 9 статьи 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должны быть отнесены к издержкам, связанным с рассмотрением дела, и подлежат возмещению по правилам части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Учитывая положения вышеуказанной нормы, а также то обстоятельство, что в основу принятого решения положено заключение судебной экспертизы, расходы истца по оплате услуг независимого оценщика следует взыскать, как судебные издержки, то есть пропорционально удовлетворенной сумме иска в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек.
Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» согласно его преамбуле регулирует отношения, возникающие между потребителями и исполнителями при оказании услуг.
При этом под потребителем понимается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий или приобретающий работы или услуги исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а исполнителем - организация независимо от ее организационно-правовой формы, выполняющая работы или оказывающая услуги потребителям по возмездному договору.
В силу части 2 статьи 162 Жилищного кодекса Российской Федерации по договору управления многоквартирным домом одна сторона (управляющая организация) по заданию другой стороны (собственников помещений в многоквартирном доме) в течение согласованного срока за плату обязуется, в том числе оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме.
При управлении многоквартирным домом товариществом собственников жилья он несет ответственность перед собственниками помещений в многоквартирном доме за оказание всех услуг и (или) выполнение работ, которые обеспечивают надлежащее содержание общего имущества в этом доме (статья 161 Жилищного кодекса Российской Федерации).
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», законодательством о защите прав потребителей не регулируются отношения граждан с товариществами собственников жилья, жилищно-строительными кооперативами, жилищными накопительными кооперативами, садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями граждан, если эти отношения возникают в связи с членством граждан в этих организациях. На отношения по поводу предоставления этими организациями гражданам, в том числе и членам этих организаций, платных услуг (работ) Закон о защите прав потребителей распространяется.
Таким образом, граждане, являющиеся собственниками помещений в многоквартирном доме, являются потребителями услуг, оказываемых товариществом собственников жилья по возмездному договору управления многоквартирным домом, поэтому на данные правоотношения распространяется Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей».
В соответствии с абзацем 6 пункта 1 статьи 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» потребитель вправе потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с нарушением сроков выполнения работы (оказания услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.
Пунктом 1 статьи 31 названного Закона предусмотрено, что требования потребителя об уменьшении цены за выполненную работу (оказанную услугу), о возмещении расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами, а также о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные пунктом 1 статьи 28 и пунктами 1 и 4 статьи 29 настоящего Закона, подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня предъявления соответствующего требования.
Согласно пункту 3 указанной статьи, за нарушение предусмотренных настоящей статьей сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню), размер и порядок исчисления которой определяются в соответствии с пунктом 5 статьи 28 настоящего Закона.
Пунктом 5 статьи 28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» предусмотрено, что в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа. Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени). При этом сумма взысканной потребителем неустойки не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы не определена договором о выполнении работы.
В претензии, полученной ответчиком 18.08.2015, истец просил возместить ему в течение 10 дней убытки, причиненные некачественным оказанием услуги по содержанию общего имущества в многоквартирном доме.
В связи с тем, что вред истцу причинен вследствие неисполнения ответчиком обязанностей по надлежащему содержанию общего имущества многоквартирного дома, последний обязан возместить ущерб собственнику квартиры, а также выплатить предусмотренную законом неустойку.
Верховный Суд Российской Федерации в пункте 34 Постановления Пленума от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.
Исходя из смысла приведенных выше правовых норм и разъяснений, а также принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации) размер неустойки может быть снижен судом на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика.
Поскольку в ходе рассмотрения дела ответчиком не было заявлено подобного ходатайства, а также учитывая размер заявленной истцом неустойки, ее соразмерность последствиям нарушения выполнения обязательств, с учетом периода неисполнения требований потребителя по возмещению ущерба, суд не находит оснований для снижения заявленного истцом размера неустойки.
На основании вышеизложенного, суд считает возможным взыскать с ответчика неустойку в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек.
Истец указывает о том, что действиями ответчика ему причинён моральный вред.
В соответствии со статьёй 15 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» моральный вред, причинённый потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.
Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесённых потребителем убытков.
Согласно пункту 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.
Учитывая указанные положения закона, требования разумности и справедливости, принимая во внимание, что ответчиком нарушены права истца как потребителя, а именно нарушено право на своевременную выплату ущерба в полном объеме, вина ответчика в этом нарушении доказана, истцу причинены нравственные страдания данными действиями, выразившимися в уклонении ответчиком от удовлетворения его требований в добровольном порядке, суд считает исковые требования о взыскании компенсации морального вреда обоснованными, в связи с чем находит возможным взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей.
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 46 Постановления от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).
При удовлетворении судом требований", заявленных общественными объединениями потребителей (их ассоциациями, союзами) или органами местного самоуправления в защиту прав и законных интересов конкретного потребителя, пятьдесят процентов определенной судом суммы штрафа взыскивается в пользу указанных объединений или органов независимо от того, заявлялось ли ими такое требование.
Согласно пункту 4 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.
Иных оснований освобождения указанных лиц от ответственности за нарушение прав потребителя законом не предусмотрено.
При определении размера штрафа за несоблюдение ответчиком в добровольном порядке удовлетворения установленных законом требований «данные изъяты» должны быть учтены взысканные судом в пользу истца ущерб в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, неустойка в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, компенсация морального вреда в размере «данные изъяты» рублей.
Таким образом, сумма штрафа за несоблюдение ответчиком «данные изъяты» в добровольном порядке удовлетворения требований истца составляет «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, который следует взыскать в пользу истца в размере «данные изъяты» рубля «данные изъяты» копейки и в пользу ВРОО по ЗПП «Региональный правовой центр» в размере «данные изъяты» рубля «данные изъяты» копейки.
Каких-либо предусмотренных действующим законодательством оснований для освобождения ответчика от штрафа, предусмотренного пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», не имеется.
Оснований для уменьшения размера штрафа в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суд не усматривает, поскольку ответчик не представил доказательств наличия исключительных обстоятельств, являющихся основанием для снижения размера штрафа.
Поскольку судом удовлетворены требования истцов материального характера в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации размер государственной пошлины от указанной суммы составит «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копейки. Кроме того, требование неимущественного характера (компенсация морального вреда) подлежит оплате государственной пошлиной в размере «данные изъяты» рублей (подпункт 3 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации). Итого в силу подпунктов 1 и 8 пункта 1 статьи 333.20 Налогового кодекса Российской Федерации размер государственной пошлины составит «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копейки.
В связи с тем, что в соответствии с подпунктом 4 пункта 2 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации истцы освобождены от уплаты государственной пошлины, с ответчика на основании статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в доход бюджета муниципального образования «Город Вологда» подлежит взысканию государственная пошлина в указанном размере.
Исходя из того, что Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не установил порядок решения вопроса о возмещении расходов на проведение экспертизы в том случае, если сторона, которая должна была оплатить проведение экспертизы, не сделала этого, но экспертиза была проведена, представлена в суд и судом принято решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд на основании части 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применяя положения статей 98, 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), считает необходимым взыскать с ответчика и истца в пользу экспертного учреждения Федерального бюджетного учреждения «Вологодская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации» стоимость судебной экспертизы в размере «данные изъяты» рубля пропорционально удовлетворённым требованиям: с ответчика «данные изъяты» в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копейки, с истца в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек. Между тем, согласно статье 45 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» общественные объединения потребителей для осуществления своих уставных целей вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей.
В соответствии с частью 2 статьи 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, подавшие заявления в защиту законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по оплате судебных расходов.
Как указал Верховный суд Российской Федерации в Обзоре законодательства и судебной практики за первый квартал 2005 года в соответствии со статьей 102 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при отказе полностью или частично в иске лицу, обратившемуся в суд в предусмотренных законом случаях с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов истца, ответчику возмещаются за счет средств соответствующего бюджета понесенные им издержки, связанные с рассмотрением дела, полностью или пропорционально той части исковых требований, в удовлетворении которых истцу отказано.
При возложении обязанности по возмещению соответствующих расходов, указанных в статье 102 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, на тот или иной бюджет следует исходить из системного толкования статей 96, 97, 102 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми указанные расходы подлежат возмещению за счет средств федерального бюджета в том случае, если дело рассмотрено судом федерального уровня, при рассмотрении дела мировым судьей - за счет бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. Следовательно, если указанные расходы подлежат возмещению за счет средств федерального бюджета, то взыскание производится за счет его казны с соответствующего финансового или иного органа, к компетенции которого нормативным правовым актом органа государственной власти субъекта Российской Федерации отнесены полномочия по исполнению бюджета соответствующего уровня.
Поскольку в силу пункта 20.1 статьи 6 Федерального закона «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации» Судебный департамент финансирует возмещение издержек по делам, рассматриваемым судами и мировыми судьями, которые относятся на счет федерального бюджета, то взыскиваемые судебные расходы, подлежат возмещению Управлением Судебного департамента в Вологодской области за счет средств федерального бюджета.
Ввиду того, что в интересах потребителя «данные изъяты» выступала Вологодская общественная организация по защите прав потребителей «Региональный правовой центр», а данное исковое заявление было рассмотрено судом федерального уровня, расходы на оплату судебной экспертизы, взыскиваемой со стороны истца в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек подлежат взысканию за счет средств федерального бюджета, то есть с Управления судебного департамента по Вологодской области.
Руководствуясь ст.ст. 194 - 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

Взыскать с «данные изъяты» в пользу «данные изъяты» ущерб в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, неустойку в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, расходы на оплату услуг оценки в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, штраф в размере «данные изъяты» рубля «данные изъяты» копейки.
Взыскать с «данные изъяты» в пользу Вологодской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» штраф в размере «данные изъяты» рубля «данные изъяты» копейки.
В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.
Взыскать с «данные изъяты» в доход бюджета муниципального образования «Город Вологда» государственную пошлину за рассмотрение дела судом в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копейки.
Взыскать с «данные изъяты» в пользу Федерального бюджетного учреждения Вологодская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (ИНН 3525014062 КПП 352501001 ОКПО 02844699 ОКТМО 19701000 ОКАТО 19401000000 ОГРН 1023500899674 (выдан Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы №11 по Вологодской области от 02.11.2011) Р/с 40501810400092000001 Отделение Вологда БИК 041909001 Лицевой/счет № 20306X93150 в УФК по Вологодской области КБК 00000000000000000130) расходы на проведение судебной экспертизы в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копейки.
Взыскать с Управления судебного департамента по Вологодской области в пользу Федерального бюджетного учреждения Вологодская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации (ИНН 3525014062 КПП 352501001 ОКПО 02844699 ОКТМО 19701000 ОКАТО 19401000000 ОГРН 1023500899674 (выдан Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы №11 по Вологодской области от 02.11.2011) Р/с 40501810400092000001 Отделение Вологда БИК 041909001 Лицевой/счет № 20306X93150 в УФК по Вологодской области КБК 00000000000000000130) расходы на проведение судебной экспертизы в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек.
Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в Вологодский областной суд через Вологодский городской суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья                                                                                                                                                                                         А.В. Колодезный



Судья Колодезный А.В.

ВОЛОГОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 ноября 2016 года № 33-6299/2016                                г. Вологда

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда в составе:
председательствующего Балаевой Т.Н., судей Ехаловой Ю.А., Вершининой О.Ю., при секретаре Кудряшовой Е.В.,
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе «данные изъяты» на решение Вологодского городского суда Вологодской области от 09 августа 2016 года, которым исковые требования Вологодской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Региональный правовой центр», действующей в интересах «данные изъяты», к «данные изъяты» о защите прав потребителей удовлетворены частично.
С товарищества собственников жилья «данные изъяты» в пользу «данные изъяты» взыскан ущерб в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, неустойка в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, расходы на оплату услуг оценки в размере «данные изъяты» рубля «данные изъяты» копеек, компенсация морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, штраф в размере «данные изъяты» рубля «данные изъяты» копейки.
С «данные изъяты» в пользу Вологодской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» взыскан штраф в размере «данные изъяты» рубля «данные изъяты» копейки.
В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
С «данные изъяты» в доход бюджета муниципального образования «Город Вологда» взыскана государственная пошлина за рассмотрение дела судом в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копейки.
С «данные изъяты» в пользу Федерального бюджетного учреждения Вологодская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации взысканы расходы на проведение судебной экспертизы в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копейки.
С Управления судебного департамента по Вологодской области в пользу Федерального бюджетного учреждения Вологодская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации взысканы расходы на проведение судебной экспертизы в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек.
Заслушав доклад судьи Вологодского областного суда Ехаловой Ю.А., объяснения представителей «данные изъяты» и «данные изъяты», представителя Вологодской региональной общественной организации по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» Барболина О.В., представителей «данные изъяты», судебная коллегия

установила:

«данные изъяты» является собственником квартиры «данные изъяты», расположенной по адресу: город Вологда, улица Конева, дом «данные изъяты», (секция «данные изъяты»), на основании договора участия в долевом строительстве от 05 октября 2010 года.
Управлением многоквартирного дома с 01 июня 2014 года осуществляет «данные изъяты».
В результате протечки с технического и чердачного помещений дома 13 августа 2014 года произошло затопление квартиры «данные изъяты», что подтверждается актом обследования квартиры «данные изъяты».
Согласно отчету независимой оценки ИП Булиной Е.А. № 133/09/14 от 01 сентября 2014 года стоимость восстановительного ремонта квартиры составляет «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек.
«данные изъяты» и «данные изъяты» в возмещении вреда в добровольном порядке отказали.
Вологодская региональная общественная организация по защите прав потребителей «Региональный правовой центр» (далее - «Региональный правовой центр») 16 сентября 2015 года обратилась в суд с иском к «данные изъяты» о защите прав потребителей в интересах «данные изъяты»
Требования мотивированы тем, что в результате некачественного предоставления услуг и обслуживания дома ответчиком «данные изъяты» причинен материальный ущерб по вине «данные изъяты», просили взыскать с ответчика в пользу «данные изъяты» материальный ущерб в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, неустойку в размере «данные изъяты» рублей, расходы по оценке в размере «данные изъяты» рублей, компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, а также штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, 14 октября 2015 года привлечено «данные изъяты».
В судебном заседании истец «данные изъяты» не присутствовала, о дате, времени и месте рассмотрения дела извещалась надлежащим образом.
Представитель «Регионального правового центра» по доверенности Маслова Н.В. исковые требования уточнила, просила взыскать с «данные изъяты» в пользу «данные изъяты» ущерб в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, неустойку в размере «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек, расходы по оценке в размере «данные изъяты» рублей, компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, а также штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.
Представители ответчика «данные изъяты» по доверенности «данные изъяты» и председатель «данные изъяты» возражали против заявленных требований, полагая надлежащим ответчиком «данные изъяты», поскольку гарантийный срок на момент залива квартиры не истек, причиной залива был не мусор, скопившийся в водосточной трубе, а недочеты со стороны застройщика при возведении дома.
Представители третьего лица «данные изъяты» по доверенности «данные изъяты» и «данные изъяты» считали надлежащим ответчиком по делу «данные изъяты», на котором лежит обязанность по обслуживанию и содержанию жилого дома. Гарантийный срок, который составляет 3 года, на момент затопления истек, причиной затопления явилось ненадлежащее содержание водосточных труб.
Судом принято приведенное выше решение.
В апелляционной жалобе «данные изъяты» ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции с вынесением нового решения. Указывает, что судом достоверно не установлена причина протечки на чердаке, в связи с чем необходимо проведение судебной строительной экспертизы. Отмечает, что «данные изъяты» силами подрядной организации и за свой счет произвел работы по ремонту кровли, тем самым приняв на себя вину за данное происшествие. Обращает внимание, что гарантийный срок на крышу и кровлю составляет пять лет.
В возражениях на апелляционную жалобу представитель «данные изъяты» по доверенности «данные изъяты» просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии со статьей 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях на нее, полагает, что решение принято судом в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.
Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции правильно руководствовался статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 36, 161, 162 Жилищного кодекса Федерации, статьями 13, 15, 28 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», пунктами 2, 10, 16, 42 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 года № 491, Минимальным перечнем услуг и работ, необходимых для обеспечения надлежащего содержания общего имущества в многоквартирном доме, и порядке их оказания и выполнения, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 03 апреля 2013 года № 290, Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными постановлением Госстроя Российской Федерации от 27 сентября 2003 года № 170, Федеральным законом «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» от 30 декабря 2004 года № 214-ФЗ, разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей». При этом суд исходил из того, что причиной затопления квартиры истца явилось поступление воды через вентиляционное отверстие в квартиру в результате затопления технического этажа чердачного помещения в подъезде 12 по адресу: город Вологда, улица Конева, дом «данные изъяты» и пришел к обоснованному выводу о взыскании с ответчика в пользу истца материального ущерба, неустойки, расходов по оплате услуг оценки, компенсации морального вреда и штрафа.
Определяя размер материального ущерба, причиненного «данные изъяты» заливом ее квартиры, суд первой инстанции обоснованно принял во внимание заключение эксперта Федерального бюджетного учреждения Вологодская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации от 01 августа 2016 года № 1674/3-2/16.1, в соответствии с которым стоимость восстановительного ремонта в квартире «данные изъяты», расположенной по адресу: город Вологда, улица Конева, дом «данные изъяты», составила «данные изъяты» рублей «данные изъяты» копеек (л.д. 115-133).
Судебная коллегия не находит оснований считать выводы суда ошибочными, оценка имеющихся доказательств, подробно приведенных в мотивировочной части решения, отвечает правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Доводы апелляционной жалобы о не установлении причины протечки на чердаке дома «данные изъяты», судебная коллегия полагает несостоятельными, поскольку согласно акту обследования квартиры «данные изъяты», подписанному,  в том числе «данные изъяты», вследствие затопления технического этажа (чердачного помещения) произошла протечка воды через вентиляционную шахту в квартиру «данные изъяты».
В соответствии со статьей 161 Жилищного кодекса Российской Федерации управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме.
При управлении многоквартирным домом товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом указанные товарищество или кооператив несут ответственность, в том числе за содержание общего имущества в данном доме в соответствии с требованиями технических регламентов и установленных Правительством Российской Федерации правил содержания общего имущества в многоквартирном доме.
Согласно пункту 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 года № 491, в состав общего имущества включаются помещения в многоквартирном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного жилого и (или) нежилого помещения в этом многоквартирном доме (далее - помещения общего пользования), в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, колясочные, чердаки, технические этажи (включая построенные за счет средств собственников помещений встроенные гаражи и площадки для автомобильного транспорта, мастерские, технические чердаки) и технические подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного жилого и (или) нежилого помещения в многоквартирном доме оборудование (включая котельные, бойлерные, элеваторные узлы и другое инженерное оборудование); крыши.
В соответствии с пунктом 42 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 года № 491, управляющие организации и лица, оказывающие услуги и выполняющие работы при непосредственном управлении многоквартирным домом, отвечают перед собственниками помещений за нарушение своих обязательств и несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором.
В силу пункта 16 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 года № 491, надлежащее содержание общего имущества в зависимости от способа управления многоквартирным домом обеспечивается в том числе товариществом собственников жилья (при управлении многоквартирным домом).
Выполнение «данные изъяты» силами подрядной организации и за свой счет работ на кровле дома, не свидетельствует о наличии его вины в причинении ущерба имуществу истца.
Работы выполнены за пределами гарантийного срока, установленного дополнительным соглашением к договору участия в долевом строительстве № 731 от 05 мая 2010 года от 24 декабря 2010 года, предусматривающего гарантийный срок на технологическое и инженерное оборудование три года со дня подписания первого передаточного акта, который сторонами подписан 22 февраля 2011 года.
При этом, несмотря на то обстоятельство, что гарантийный срок на крышу и кровлю составляет пять лет, не представлено доказательств, что ущерб имуществу «данные изъяты» причинен в результате протечки кровли над секцией «данные изъяты», а не ненадлежащего обслуживания ответчиком технологического и инженерного оборудования, в том числе отсутствия своевременной ликвидации засорения ливневой канализации.
Вместе с тем, в соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Ходатайствуя о назначении судебной экспертизы в суде первой инстанции, вопрос об определении дефектов кровли строительного характера ответчик не ставил, ограничившись вопросом о стоимости восстановительного ремонта. Не свидетельствуют об отсутствии вины ответчика и представленные суду апелляционной инстанции отчет «данные изъяты» об обследовании жилого дома от 2015 года и его ответ в адрес «данные изъяты» от 16 ноября 2016 года относительно кровли «данные изъяты» секции.
Учитывая, что залив чердачного помещения, в результате которого возникла протечка в жилом помещении истца, чем был причинен ущерб имуществу истца, является общим имуществом собственников квартир в многоквартирном доме, и контроль за его содержанием и ремонтом возложен на «данные изъяты», не представивших доказательств того, что залив произошел по вине застройщика по причине недостатков строительно-производственного характера, а также доказательств отсутствия своей вины в причинении ущерба истцу, судебная коллегия полагает, что именно «данные изъяты» должно нести ответственность за причиненный заливом ущерб.
Кроме того, ответчиком не представлено доказательств, свидетельствующих о передаче в управление дома в ненадлежащем техническом состоянии. Согласно акту приема-передачи многоквартирного жилого дома, находящегося по адресу: город Вологда, улица Маршала Конева, дом «данные изъяты», от 01 июня 2014 года, «данные изъяты» в лице «данные изъяты» претензий по техническому состоянию к данному дому не имеет.
Поскольку ответчик является организацией, оказывающей услуги по содержанию объектов коммунального хозяйства, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о взыскании с «данные изъяты» в пользу «данные изъяты» компенсации морального вреда и штрафа на основании статей 13, 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей».
Поскольку судом первой инстанции полно исследованы обстоятельства дела, нарушений или неправильного применения норм материального и процессуального права не допущено, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения состоявшегося судебного акта.
Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Вологодского городского суда Вологодской области от 09 августа 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу «данные изъяты» - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:



Назад к содержимому